Сайдбар

Беслан. Реальное лицо экстремизма


3 сентября 2014

0

19

Рубрика: Аналитические материалы

Исполнилось 10 лет бесланской трагедии. Идеологам захвата школы в небольшом осетинском городке был Шамиль Басаев. Тот Шамиль Басаев, который в 1999 году пришел в Дагестан устанавливать шариат и «освобождать» нас от «ига» России. Последователи его идей, к сожалению, до сих пор бороздят просторы  наших гор. 
 
Больше тысячи заложников оказались тогда в руках боевиков, свыше трехсот из них погибли при штурме школы. Больше половины — дети. Огромную массу людей бандиты загнали в спортзал. Потом он был заминирован, и трое суток людей держали в нем без воды, еды, медикаментов. Даже самых маленьких не выпускали в туалет. 
 
За 1418 дней и ночей Великой Отечественной войны из селения Тулатово, которое сейчас называется Беслан, погибло 357 взрослых мужчин. В течение всего нескольких минут бесланской трагедии – почти столько же. Причем большинство из них – безвинные дети.
 
От этой трагедии нам остался спортивный зал. Его не стали ремонтировать, чтобы каждый, кто захочет увидеть реальное  лицо экстремизма, мог приехать и посмотреть на то, что от него осталось. Кроме того, появился «Парк Ангелов», который трудно назвать кладбищем. Одинаковые надгробия, где с каждого второго на тебя смотрит ребенок, а если нет фото, то за него говорит год рождения. Эта картинка просто не вяжется с устоявшимся представлением о кладбище. Я там был и советую всем молодым людям, прежде чем начать экскурсию по сайтам экстремистов, прежде чем пытаться понять их проповеди, рассчитывая, что «уже взрослый и сам разберусь», съездить туда. Посмотреть на реальные дела тех, кто так красноречиво распинается на фоне леса, автоматов и плакатов с арабской вязью. Посчитать самому количество могил, заглянуть в лица детей на фотографиях, послушать мать, потерявшую своего ребенка, узнать, как содержали и за что убивали детей  большие, сильные, «религиозные мужчины». А после решать: убийство детей и вообще насилие — это настоящий ислам или все же религиозный экстремизм, замешанный на западных инвестициях.  
 
Рассказывает Азамат — один из бывших заложников: 
 
— Когда прогремел взрыв, вылетели все стекла, и мы сразу побежали к окнам. Старшие помогали младшим выбраться. За нами следом побежали бабушки. Боевики-снайперы стали стрелять с крыши в спину убегавшим. Но убитых я не видел. Между собой террористы общались на неизвестном языке. Наверное, арабском или чеченском. Но не на осетинском, это точно. По-русски они обращались только к нам. 
Азамат рассказывает, как попросил боевика с рыжей бородой дать немного воды. «Не положено!» — рявкнул тот и замахнулся прикладом. У многих ребятишек от жары разболелась голова. Взрослые рвали свою одежду и мочили тряпочки в моче, чтобы сделать компрессы. 
 
Как говорят мальчишки, главному боевику на вид было лет 35. Все бородатые и взрослые. Только несколько из них — совсем пацаны. Было всего две женщины, которые постоянно ходили в черных накидках и с пистолетами в руках. 
 
— Женщины все время ругались между собой. А мужчины хвастались своим оружием. Показывали какие-то огромные рюкзаки, — вспоминает Азамат. — Когда началась заварушка, они быстро переоделись в гражданское, нацепили на себя жилетки с кучей карманов, и у нас появилась надежда.
 
Как видим, воевать со взрослыми у террористов духа не хватило. Моральные уроды могли запугивать и убивать только детей. По воле судьбы в живых остался только один боевик. Согласно официальным данным, это Нурпаша Кулаев — уроженец села Энгеной Ножай-Юртовского района Чечни. С июля 2004 года он проходил подготовку в лагере боевиков. После Беслана Кулаев был приговорен к пожизненному заключению в колонии строгого режима. Среди заключенных считается, что продолжительность жизни пожизненно осужденных зачастую не превышает 3 лет. И эти три года тоже не назовешь приятными, однако возмездие неспособно излечить нанесенную рану.  
 
Эта трагедия отозвалась болью в душе каждого из нас, а дагестанская поэтесса Миясат Муслимова написала книгу «Ангелы во крови», посвященную детям Беслана, ставшим жертвами кровавых разборок безумцев. 
 
P.S. Помощь пострадавшим детям после трагедии оказывали психологи из дагестанского МЧС. Большая работа была  проведена и известнейшим дагестанским врачом Хасаем Алиевым. 
 
Памяти Беслана…
 
…Я похоронил затылок сына. Мои руки еще помнят тепло пеленки, в которой впервые ты мне протянула его. Помнишь?.. Я боялся взять его в руки — они казались такими грубыми. Я боялся посмотреть тебе в глаза, чтобы ты не увидела мою слабость. Я боялся прижать его к груди, потому что стук моего сердца  мог разбудить его. Когда ты склонялась над его кроваткой, я боялся рассказать Богу, как я счастлив, а когда мы вместе улыбались  его веснушкам, я готов был перевернуть мир…
joomplu:898  joomplu:880
 
…А мир перевернулся сам… В моих руках плачет невесомый холод воспоминания о сыне. Я искал его, я обещал Богу, что сердце мое не дрогнет, когда я встречу его. Я проходил мимо сотен черных саванов и сжимал до хрипа свое  обезумевшее сердце. Но только у одного из них оно вырывалось и падало. А я напоминал ему обещание и снова шел по кругу… Из книги Миясат Муслимовой «Ангелы во крови».
 
Источник: «Дагестанская правда» (автор Вахтанг Кумаев)
Видео

3 сентября 2014

0

19

Рубрика: Аналитические материалы